О том, что за последний год рынок буксирных услуг в портах Украины стремительно захватила компания P&O Maritime Украина, пишут и говорят уже давно. Причем точки зрения на этот факт диаметрально противоположные.Об этом сообщает UKRCOMPROMAT.INFO со ссылкой на  antikor.com.ua

Одни (в первую очередь представители самой компании и ее покровители) видят в этом сплошной позитив. Они утверждают, что в Украину зашел международный портовый оператор, который, наконец, стал предоставлять эти услуги на высочайшем уровне, который соответствует международным стандартам, а государство от этого выиграло невиданный доселе профит.

Другие же, наоборот, утверждают, что государство из-за деятельности компании P&O Maritime Украина терпит убытки, а портовая инфраструктура попросту уничтожается.

В связи с этими диаметрально противоположными утверждениями стоит напомнить, в чем суть деятельности P&O Maritime Украина по оказанию буксирных услуг.

Любое судно, которое заходит в порт, нуждается в буксировке его к причалу. А когда выходит – наоборот, в буксировке из порта. Раньше эти услуги предоставляли сами порты, которые имеют для этого буксиры и соответствующую инфраструктуру и обученный персонал.

Читайте также: Эксперт: жизнь Зеленского в руках диверсанта Богуслаева и российской ФСБ — Мотор Сич ремонтирует двигатели «борта №1», которым пользуется президент Украины
Услуга эта платная, а поскольку порты являются государственными предприятиями, прибыль получало государство. А порт имел возможность содержать буксиры, ремонтировать причалы, платить зарплаты и налоги. Но, поскольку Украина уникальная страна, в которой процветают различные схемщики, то дошло дело и до буксировки. Для понимания масштаба, напомним, что в 2015 году, например, Одесский морской порт за услуги от буксировки судов, которые он выполнял своими силами, заработал около 15 миллионов долларов.

После 2013 года на рынок этих услуг потихоньку стали заходить частные компании. В 2016 они уже практически вытеснили с него государство. И все бы ничего – ведь частники тоже платят зарплаты и налоги – но дело в том, что буксировку стали осуществлять компании, вообще не имеющие в своем владении не то что буксирных судов, а даже весельных лодок. Как же они умудрялись буксировать суда? Оказывается, все просто – они арендовали буксиры у портов. То есть, по сути, являлись простой «прокладкой» между судовладельцем и портом. Судовладелец платил все те же деньги. Но порт получал за аренду буксира сущие копейки. Остальное оседало в карманах ушлых дельцов. О том, как это работает, читайте здесь:

Как P&O Maritime Украина, имеющая всего четыре буксира, монополизирует рынок буксирных услуг в портах Украины и сколько это стоит бюджету страны

Где-то до средины прошлого года таких операторов в портах Украины было несколько. Но в нынешнем почти все услуги по буксировке судов подмяла под себя компания P&O Maritime Украина. Она позиционирует себя как «дочка» международной компании P&O Maritime входящей в структуру DP World из Объединенных Арабских Эмиратов, но на самом деле таковой не является. Зарегистрирована по адресу: Одесская область, Лиманский район, село Визирка, улица Алексея Ставницера, 60. Может, и в Великой Британии, и в ОАЭ и есть Одесса. Но ни там, ни там точно нету Лиманского района, а уж тем более села Визирка.

Ее также связывают с группой TIS, бенефициарами которой являются Андрей Ставницер, Олег Кутателадзе, Егор Гребенников и русский олигарх с венгерским гражданством Алексей Федорычев, включенный в список санкций Совета национальной безопасности и обороны Украины и которого упорно связывают с Федеральной службой безопасности России.

Пикантности ее деятельности придает тот факт, что, по разным данным, компания имеет в своей собственности то ли четыре, то ли вообще всего один буксир. При этом в 2019 году в Одесском морском торговом порту P&O Maritime Украина забрала себе 10% буксирных услуг. Немного. Но в других портах дела у нее идут куда как лучше: в порту «Южный» она подмяла под себя 80% работ, а в порту «Черноморский» – 40%. В 2020 дела у нее пошли еще лучше, но точной статистики пока, к сожалению, нет.

Читайте также: P&O Maritime Ukraine продолжает грабить государство уже не первый год

Чтобы понять, как «прокладке» удалось после прихода «новых лиц» во власть подмять под себя буксирный рынок страны, необходимо немного углубиться в историю.

При прошлой власти аппетиты P&O Maritime Украина сдерживались противостоянием интересов группировок Гройсмана и Авакова.

Министерство инфраструктуры возглавлял Владимир Омелян, на тот момент серьёзно «завязанный» на министра внутренних дел Арсена Авакова, но также водивший дружбу со многими соратниками президента Порошенко. А вот с тогдашним премьер-министром Гройсманом отношения у Омеляна были не очень.

И не в последнюю очередь благодаря «драке» за контроль над портами. Эту сферу контролировал Гройсман, которому удалось расставить на должности руководителей большинства портов своих людей. Так, например, обстояло с Одесским, которым руководил Игорь Ткачук. После того, как он ушел на повышение – стал руководителем Администрации морских портов Украины – на его место стал лояльный Гройсману винничанин Виктор Слободянюк.

Правда, в порту «Южный» интересы премьера пересекались с интересами группы СКМ Рината Ахметова, там работала принадлежащая последнего компания «Портинвест». Кроме того, именно через этот порт идёт уголь для тепловых станций его холдинга ДТЭК, через него же экспортируется добываемая структурами Ахметова железная руда. Структуры Рината Ахметова выступают потенциальными конкурентами для другого крупного оператора по перевалке угля и руды – частного порта TIS Андрея Ставницера, Егора Гребенникова и Олега Кутателадзе, которые и являются настоящими владельцами P&O Maritime Украина.

Мнения о том, чьей креатурой являлся директор порта Ильичёвска (Черноморска) Сергей Сечкин, расходились. Одни указывали, что за ним стоит Аваков, причём не лично, а через своего давнего товарища, крупного бизнесмена и нардепа сначала от «Партии регионов», а потом и от «Оппозиционного блока» Вилена Шатворяна. Другие же называли Сечкина всё-таки креатурой премьера Гройсмана, вспоминая, что незадолго до назначения в Ильичёвск Гройсман активно проталкивал Сечкина на пост директора порта «Октябрьск». Вероятнее всего, Сечкин являлся в некотором роде компромиссной кандидатурой между борющимися за контроль над портом силами.

Читайте также: Блогер: в ОРЛО прибыла проверка из ФСБ России, будут проверять «мертвые души и украинский след»
Шаткое равновесия соблюдалось до октября 2019 года, когда вновь назначенный министр инфраструктуры Владислав Криклий громогласно объявил «портовый джихад» и заменил руководителей портов. Об этом читайте здесь:

P&O Maritime Украина: «джихад портовой мафии» от Криклия привел на схемы в Одесский порт аферистов

Был уволен также глава Администрации морских портов Украины. Расклады стремительно поменялись. Влияние Авакова над контролем портов усилилось – ни для кого не секрет, что Криклий выходец из МВД и креатура всесильного министра внутренних дел.

После этого позиции P&O Maritime Украина резко усилились. До этого, благодаря протекции в том числе и премьера Гройсмана в этой борьбе побеждали «винницкие»: по состоянию на лето 2019 года, их консорциум контролировал около 50 % всех буксирных проводок, P&O Maritime Ukraine осуществляла порядка 20 %, ещё около 30 % оставалось, собственно, государственному флоту. Но «джихад» Криклия «винницких» из этой сферы выбросил. В этом смысле «кадровый джихад», объявленный ним, выглядел вполне логично: шла зачистка портовой сферы от людей, назначение которых лоббировал в своё время Гройсман.

Неизбежным следствием увольнений и назначений новых людей в руководство портов и АМПУ должно было стать ослабление группировки Ахметова и усиление группировки TIS. Так и случилось: они практически вытеснили «винницких» с рынка буксирных операций в портах Южный и Черноморский.

Предвестником этого стало уголовное дело, открытое Государственным бюро расследований по факту уклонения от уплаты налогов компаниями «Навигейт», «Прайм Эдженси» и «Экофлот», которые являлись прямыми конкурентами P&O Maritime Ukraine.

Пока конкуренты пытаются отбиться от обвинений, P&O Maritime Ukraine активно усиливает свои позиции на рынке буксировки судов и расширяет свое влияние на другие украинские порты. В ход идет все: от платных публикаций со своим пиаром до уголовных дел против конкурентов. И все это подается под благородным соусом «борьбы за государственные интересы».

Но не следует забывать, что одним из совладельцем P&O Maritime Ukraine человек, включенный в список санкций Совета национальной безопасности и обороны Украины. О котором ходят упорные слухи о связях с ФСБ России. Но, похоже, что там, где светят огромные деньги, на факт войны с Россией всем наплевать: что старой власти, что новой. А пока украинские порты терпят убытки и постепенно разрушаются. Но этот факт тоже никого не заботит, как и судьба десятков тысяч людей, работающих в этих портах.